Евгений Якушев: система льготных пенсий фактически ликвидирована

incompoint.tv

2005 год

Евгений Якушев: система льготных пенсий фактически ликвидирована

Существует закон, принятый в первом чтении, готовящийся сейчас ко второму чтению и находящийся сейчас на обсуждении. Есть очень большие проблемы, связанные с его прохождением. Когда проводилась пенсионная реформа, система льготных пенсий, фактически, была ликвидирована. Начиная с первого января 2002-го года, новый льготный стаж для значительного числа работников не учитывается для назначения будущей пенсии, а замещающий механизм не был своевременно создан. Прошло уже четыре года, а профессиональных пенсионных систем для работников во вредных и опасных условиях труда еще не существует.

Предложенная модель, находящаяся на обсуждении в Госдуме, предполагает введение дополнительного тарифа для работодателей, которые обязаны в силу этого закона создавать эти профессиональные пенсионные системы. Это, какой-то экстенсивный, по своей сути, путь - перенести нагрузку бывшей государственно-административной системы на частных работодателей. Понятно, что работодатели будут не в восторге от такого решения вопроса, и будут всячески «отбрыкиваться».

Если говорить о технической стороне вопроса, то ничто не мешает работодателю переименовать специальность «сталевар» в «разнорабочий» и, тем самым, просто-напросто, снять вопрос о льготных пенсиях.  Поскольку разнорабочий в горячем цехе не имеет никакого права на льготную досрочную пенсию. В этой связи, наверное, будет интересна позиция профсоюзов, которые должны отстаивать интересы работников. Но, к сожалению, они сейчас недостаточно активны и основным лейтмотивом всех выступлений профсоюзных лидеров является то, что надо сохранить старую систему.

Мне довелось участвовать в разработке трех или четырех версий законопроекта о профессиональных пенсионных системах, а также в целом ряде проектов по их созданию с 95-ого года по сегодняшний день. Основная движущая сила создания профессиональных пенсионных систем – это выгода для работодателя, которую он может получить от этого. Выгода достаточно проста. Во-первых, - это те же инструменты управления персоналом, которые применяются по негосударственному пенсионному обеспечению. Во-вторых, - какая-то экономическая целесообразность. Финансируя, создавая эту программу, работодатель должен иметь какие-то налоговые преференции. И, в-третьих, проблема реформы льготных пенсий - это проблема оценки вредности тех или иных конкретных рабочих мест, то есть закон не дает возможности работодателю те рабочие места, которые, как бы, исторически относились к видным рабочим местам исключать из списка подобных мест.

Поэтому, я думаю, что законопроект в нынешнем виде, как просто дополнительный тариф для работодателя, некоторые организационные схемы уплаты тарифов, не будет жизнеспособным, поскольку он не закрывает целый ряд вопросов. Против него выступят и работодатели, и профсоюзы дружными рядами. Те тарифы, которые обсуждались в первом чтении, были совершенно неконкурентоспособными и не давали адекватной пенсии.

Каков выход? Не знаю. Наверное, должно быть, все-таки, публичное обсуждение этой темы. Экспертов достаточно много накопилось, и опыт тоже. Скорее всего, тема льготных пенсий должна решаться в плоскости поиска компромисса между интересами работодателя, работника и, собственно говоря, государства, которое должно обеспечить конституционное право людей на достойную жизнь на пенсии, и, естественно, достойные условия труда.

В среднем, по промышленности 18 с половиной процентов рабочих мест (по данным конца 90-ых  - начала 2000-ых годов) являлись местами, где люди работают во вредных и опасных условиях труда и, соответственно, с досрочным выходом на пенсию. Этот процент охватывает примерно пять–семь миллионов человек. Если говорить в терминах выплаты пенсий, то, я сейчас уже не помню точной цифры, но, по-моему, в районе 20 – 30 процентов назначаемых пенсий, это пенсии, назначенные в связи с досрочным выходом на пенсию.

В законе сказано следующее: «исчисление льготного стажа прекращается для граждан, которые на момент внедрения закона выработали менее половины необходимого стажа». То есть - это те люди, которые проработали под землей менее семи лет. Соответственно, это те люди, которые только пришли на рабочие места, где вредные и опасные условия труда. И все. В старое время, этот более ранний выход на пенсию был, скорее всего, просто формой стимулирования, привлечения трудовых ресурсов в некомфортные условия труда. Таким людям было разрешено получать пенсии, и они продолжали работать во вредных условиях труда.

Логика введения досрочных пенсий – это логика защиты времени. Чтобы человек находился во вредных, опасных условиях труда какое-то определенное количество времени, тогда не будет вредных последствий для организма, носящих необратимый характер. Понятно, что работа под землей, вдыхание угольной пыли приводит к развитию разных легочных заболеваний, которые приведут к тому, что человек не доживет до нормального пенсионного возраста. Это очень сложная тема.

В свое время мы инициировали ряд публикаций, были развороты в «Ведомостях», в «Коммерсантах», посвященные этой проблеме. Все говорят, что проблема решается, но на самом деле, решения она не имеет. В России – это административный вопрос, просто ввели закон, и Госдума проголосовала большинством голосов. Вот и все, закон прошел. Были другие решения. В целом ряде стран просто отменялись эти списки и люди прекращали получение, но это была уже политическая воля руководства страны, которая, своим «росчерком пера» убирала, усредняла эти стажевые моменты.

Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы оставить комментарий или задать вопрос, пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Кто есть кто

Статистика сайта

Персоны
101
Видеофайлы
1112
Текстовые версии
421
Словарные статьи
189
Организации
70
Мероприятия
22