Дмитрий Жданухин: коллекторское агентство работает как конвейер

incompoint.tv

2006 год

Дмитрий Жданухин: коллекторское агентство работает как конвейер

Банк, как правило, первоначально при возникновении просрочки пытается решить проблему самостоятельно. Специалисты банка звонят должнику в первые дни, после того, когда должен был поступить платеж, объясняют ему ситуацию. Как правило, долги передаются агентству через 30, 60 дней после того, как наступила просрочка. В этом случае мы получаем от банка такое указание. Какие возможности есть у банка? В каком случае может быть проведена реструктуризация, а в каком случае об этом речи быть не может? Соответственно, мы не можем сами принять решение о том, чтобы простить долг или изменить условия. Мы обладаем просто набором установок от банка.

Более того, коллекторская деятельность отличается от обычного юридического взыскания как раз тем, что работа поставлена на конвейер, четко определены стадии, сроки. Часто в договоре с банком указывается, в течение какого срока мы должны обзвонить должников, в течение какого срока направить претензии, документы в суд.

Отмечу, что в этом плане зарубежный опыт очень показателен. Каким образом, например, в США осуществляется работа управления долгом? 30 дней работает банк, 30 дней работает коллекторское агентство и через 90 дней после возникновения просрочки, информация о недобросовестном должнике попадает в бюро кредитных историй. Более того, в США существует закон «О добросовестном коллекторстве», который четко описывает, что может и не может делать коллектор.

Могу сказать, что сам я и наше агентство не сталкивались с такими случаями и этим не пользуемся, но формально и сейчас вполне возможно звонить должнику в час, в два и в три часа ночи или более того, каждый час подряд. Чтобы, все-таки человек понял и для того, чтобы отвязаться, выплатил денежные средства. В США в законе прямо установлены границы деятельности коллекторов, когда можно звонить, а когда нельзя, когда можно наносить визит должнику без его предварительного согласия, а когда нельзя. В нашей стране это будет в перспективе.

Более того, сейчас многие объединения коллекторских организаций ведут разработку законопроекта «О коллекторской деятельности». Он направлен, прежде всего, на установление допустимых границ, для того, чтобы избежать, скажем, компрометации отрасли в целом, а с другой стороны, чтобы четко был определен наш статус. Как банк может передать нам информацию, которая является банковской тайной? Какие у нас есть дополнительные права? Скорее всего, дополнительных прав никаких не будет, потому что законодательство уже предоставляет широкий спектр возможностей, но такой закон в будущем, наверняка появится.

Единственно, важно, чтобы он появился не просто для того, чтобы взыскивать долг эффективно, а чтобы он появился в комплексе с законом «О потребительском кредитовании», где было бы четко сказано, какую информацию и где должен получить должник. Только кнут никогда эффективным не будет, необходимо еще и пояснение, как должен человек вести себя при получении кредита. Как правило, большинство банков такой пункт уже включили для того, чтобы передавать информацию. Собственно, поэтому они к нам и обращаются.

Есть споры среди юристов о том, как это соотносится с положениями Гражданского Кодекса и закона «О банках и банковской деятельности», в части банковской тайны. Но практика и здравый смысл подсказывают, что такое положение должно быть.

Важной является тема черных списков бюро кредитных историй. Как с ними взаимодействуют коллекторы? Естественно, мы должнику, даже сейчас объясняем возможные последствия невыполнения им взятых обязательств. Говорим, что он может попасть в бюро кредитных историй.

Пока, правда, они только начали свою работу, и, соответственно, люди еще не все хорошо и серьезно воспринимают угрозу прослыть недобросовестным должником. Более того, мы даже предусматриваем своего рода «черные списки собственников». Формально, учитывая, что у нас получаются судебные решения по каждому должнику, мы эти списки из судебных решений можем создавать с согласия банка, так как судебное решение открыто и достоверно для всех.

Более того, мы изучаем дореволюционный опыт, в то время существовали своего рода долговые тюрьмы, и разрабатываем проект виртуальной долговой тюрьмы, чтобы напомнить людям, как раньше осуществлялась процедура. Мы нашли текст Гиляровского, посвященный долговым тюрьмам. Сейчас стоит людям об этом напомнить.

Бюро кредитных историй - это необходимый механизм существования банковской системы. В соответствии с уже действующим законом, информацию в бюро кредитных историй передают, непосредственно, банки. Они являются пользователями этой информации. Более того, информация из бюро кредитных историй пока может быть предоставлена по запросу банкам или самому человеку, который является заемщиком.

Поэтому, мы по результатам работы передаем банкам отчет, в котором указано, почему  не было исполнено обязательство по погашению кредита, даем свои рекомендации, в некоторых случаях, как я уже сказал, можем выкупить долг. Банк в дальнейшем или списывает долг, когда у него есть, например, акт «О невозможности взыскания выделенной суммы службе судебных приставов» или, условно говоря, эти долги мертвым грузом продолжают висеть на банке.

Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы оставить комментарий или задать вопрос, пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Рекомендации

Анатолий Гавриленко: проблема фондового рынка России

Кто есть кто

Статистика сайта

Персоны
101
Видеофайлы
1112
Текстовые версии
421
Словарные статьи
189
Организации
70
Мероприятия
22