Михаил Мамута: у системы кредитных кооперативов в России нет рамочного закона

incompoint.tv

2006 год

Михаил Мамута: у системы кредитных кооперативов в России нет рамочного закона

Есть два отраслевых закона, на основании которых действуют кредитные кооперативы в России: закон «О кредитных потребительских кооперативах граждан» и закон «О сельскохозяйственной кооперации», в котором есть статья 40, регулирующая деятельность кредитных сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Эти два вида института очень разнятся между собой с точки зрения управления, формирования пассивов, участия в деятельности. Кроме того, есть большая группа кредитных кооперативов, которая действует в соответствии с Гражданским Кодексом, не подчиняясь специальным законам в форме потребительских кооперативов или потребительских обществ.

В правовом поле существуют ограничения, которые распространяются только на специализированные кредитные кооперативы, действующие в форме кооперативов граждан или сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов. Они не распространяются на кооперативы, действующие в соответствии с Гражданским Кодексом. И этот дисбаланс регулирования создает определенные сложности, проблемы для будущего кредитной кооперации. Чтобы этот вопрос решить в целом, в настоящее время в Государственной Думе, в 20-ом чтении рассматривается федеральный закон «О кредитной кооперации в РФ», рамочный закон, который должен определить само понятие кредитной кооперации. Оно в целом не определено в российском законодательстве.

Этот закон поможет отрегулировать иерархию потребительских кооперативов, задать многоуровневость этой системы, определить, какие отраслевые типы потребительских кооперативов могут действовать, а также ввести определенные нормы регулирования этого рынка. По мере своего роста кооператив может включать даже 2000 пайщиков и их очень тяжело собрать вместе для того, чтобы они все принимали решения. Поэтому для сельскохозяйственных потребительских кооперативов действует норма об уполномоченных. Несколько человек могут объединяться и посылать уполномоченного. Вместо 2000 человек получается 400, это более управляемая, конечно, композиция.

Для кооператива граждан, однако, задача усложняется, но люди ее решают. В кооперативе существует делегирование уровня принятия решения. Конечно, не все решения принимаются общим собранием пайщиков. Это не реально. В кооперативе есть исполнительный орган дирекции, есть коллегиальный орган управления, есть ревизионная комиссия, есть общее собрание пайщиков, собирающееся раз в год. Тем не менее, пайщики принимают очень важные решения по вопросам, касающимся того, как должна формироваться кредитная политика кооператива, политика привлечения сбережений, а также определяют уровень делегирования полномочий, как это установлено законом.

Но, вглядываясь в будущее и очевидно задавая себе вопрос, понятно, что это ограничение до 2000 пайщиков – это ограничение, во многом, искусственное. Оно было введено потому, что когда принимался закон «О кооперации граждан» в России в 2001 году как таковая среда для кооперации отсутствовала. И многие люди, во многом обоснованно, опасались, что под видом кооперативов просто начнут формироваться финансовые пирамиды, и ввели такое механическое ограничение на численность.

Сегодня ситуация другая. Кооперативное движение достаточно быстро растет. Сейчас в России по разным оценкам от 1000 до 2000 кредитных кооперативов действует в разных формах. Тяжело оценить точнее, поскольку, к сожалению, нет общего рамочного закона, и нет единой системы учета их деятельности. Есть только учет по отраслям, и есть ряд организаций, которые выпадают из этого учета. Поэтому, к сожалению, говорим оценочно эти цифры.

Министерство Финансов приводило статистику: две с половиной тысячи кредитных кооперативов существуют в России. Соответственно, развивается также инфраструктура кредитной кооперации, появляются соответствующие региональные, межрегиональные институты, разрабатываются соответствующие стандарты их деятельности. И мы полагаем, что ограничение количества пайщиков до двух тысяч на сегодняшний день является сдерживающим, его нужно снимать. Но одновременно предусматривать некие меры, связанные, может быть, с делегированием, когда уже небольшие кооперативы подлежат определенному внешнему надзору для того, чтобы обеспечить безопасность интересов пайщиков. Мы прекрасно понимаем, что 10 000 пайщиков в одном кооперативе, очевидно, не могут в равной мере принимать участие в управлении таким кооперативом. Об этом говорит мировая практика.

Маленькие кооперативы, кооперативы первого уровня, объединяющие людей на уровне муниципалитета, района, не должны регулироваться, потому что в них 100, 500 пайщиков. Пайщики в таком количестве вполне могут сами собой управлять. Кооперативы большие или кооперативы второго уровня, которые представляют собой объединение кооперативов первого уровня, должны уже подлежать определенному надзору. И, естественно, те кооперативы, которые привлекают средства извне, банковские кредиты или средства, распределяющиеся внутри кредитной кооперации, тоже должны быть под контролем, чтобы интересы людей были защищены. Естественно, в первую очередь тех, кто несет туда паи и сбережения. Я пока говорю об этом больше в перспективе. Текущий опыт говорит, что можно собрать и 2 000 пайщиков, учитывая, что их надо собирать всего раз в год. Технически этот вопрос решается.

Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы оставить комментарий или задать вопрос, пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Кто есть кто

Статистика сайта

Персоны
101
Видеофайлы
1112
Текстовые версии
421
Словарные статьи
189
Организации
70
Мероприятия
22