Александр Бородулин: образовательный кредит повышает качество учебы студентов

incompoint.tv

2005 год

Александр Бородулин, Главный редактор Национального банковского журнала: образовательный кредит повышает качество учебы студентов

Перед студентом, который решился взять кредит на образовательные цели, сейчас есть два пути. Первый и более понятный - взять кредит на потребительские нужды. И это простая, понятная вещь.

Это отработано уже на рынке. Но надо здесь понимать, что этот кредит краткосрочный и не совсем удобный. Если человек собирается учиться пять лет, потом трудоустраивается и собирается работать на погашение кредита, это уже не совсем годится. Здесь чисто с житейской точки зрения молодому человеку не обойтись без помощи посторонних лиц, которые вынуждены будут финансировать или продлевать этот кредит, что не совсем удобно. В этом смысле чисто образовательный кредит удобен в том смысле, что это длинные деньги.

Это долгосрочный кредит. Например, один из банков, работающих на рынке образовательного кредитования, создал понятную схему. Заключается соглашение сроком на пять лет, при этом в течение периода обучения студент платит только проценты. Потом по окончании ВУЗа или другого образовательного заведения происходит встреча выпускника с банком, он предъявляет документ об окончании учебы и дальше прописывается схема погашения кредита в течении трех или даже пяти лет. Все было бы хорошо, но величина 19 процентов годовых по кредиту достаточно велика.

Здесь возможны разные нюансы. Государство не остается в стороне от этого вопроса и в ГосДуме находится на рассмотрении соответствующий законопроект об образовательном кредитовании. Но надо понимать, что многие законопроекты и, увы, этот из категории тех, которые лежат долго и рассматриваются долго. И, тем не менее, те организации, которые внесли этот законопроект и продолжают его опекать, в частности, Ассоциация российских банков, внесли предложение о том, что величина кредита должна соответствовать ставке рефинансирования за вычетом двух процентов.

Применительно к сегодняшнему дню 11 процентов годовых по образовательному кредиту – это совсем другие цифры. Это в принципе понятные и достаточно мягкие условия. Можно сказать и о том, что разные банки по своему статусу работают на этом рынке. Здесь есть и госбанки, и это тоже, в принципе, хорошо. Понятно, что в случае взятия кредита в госбанке ниже риски, понятнее схема. Но здесь теперь работают и коммерческие банки, и даже банки местного уровня. Можно привести в пример Уральский регион, где соответствующая работа ведется, там четыре крупнейших учебных заведения Среднего Урала, а именно Университет, Уральская Академия, еще несколько ВУЗов работают по схеме образовательного кредитования.

Коммерческие банки приходят к их учащимся со своими программами. Они во многом схожи с тем, с чем приходят государственные банки. Там может быть ниже проценты, но при этом, естественно, выше риски. Разнятся здесь и условия оформления. Если мы берем случаи работы с государственными банками, там больше прослеживается определенная аналогия с ипотекой, так как много общих черт. Когда речь идет о заключении сделки, то существует некий обязательный набор документов, естественно паспорт и другие обязательные документы. В разных банках по-разному обозначена величина самого кредита. Скажем, некоторые банки кредитуют, исходя из оплаты обучения, то есть известна сумма, которую необходимо заплатить за обучение, и банк должен получить справку от заемщика из ВУЗа о том, что справка такая-то и такая-то.

При этом банк дает 70 процентов от этой суммы, а 30 процентов студент должен изыскать возможность найти эту сумму где-то самостоятельно у родителей или он где-то подрабатывать будет. Существует схема и со стопроцентным погашением суммы, необходимой на образование, со стороны банка. Но в любом случае банк здесь вступает в тесный контакт с образовательным учреждением, с ВУЗом, с колледжем и т.д., и получает все необходимые документы оттуда. В частности, об абитуриентах речь здесь в принципе не идет.

Для получения кредита в любом банке, работающем на образовательном рынке, студент должен принести справку о зачислении в учебное заведение, и, соответственно, по окончании учебного заведения студент должен предъявить документ и свидетельство о том, что он успешно его закончил. И дальше, когда он получает распределение, раньше это было государственное распределение, сейчас несколько иная схема, но, в любом случае, студент каким-то образом трудоустраивается. И здесь следующая стадия взаимоотношений студента и банка связана с тем, что со-партнером банка здесь уже выступает не ВУЗ, а какая-то компания, в которой работает бывший студент.

И дальше банк имеет дело уже с ним. Выпускник, молодой специалист предъявляет справку о доходах, заверенную бухгалтерией. Естественно, здесь ни серые, ни белые схемы не работают. Это нужно отчетливо понимать здесь. Кроме того, если заключается соглашение со студентом, которому 14, 15, 16 лет, то обязательно нужно предъявлять документы со стороны поручителей, со стороны родителей, справку о их доходах и так далее.

Банк очень плотно работает с этими людьми. И любое изменение в доходах человека должно быть моментально подтверждено. То есть здесь банки минимизируют свои риски. Это понятно и это, в общем-то, можно просчитать. Во-первых, это рынок новый и банки в определенной степени рискуют. И второе - надо понимать, что в России еще нет истории работы с длинными кредитами. А образовательный кредит – надо понимать, что это длинный кредит. Если мы говорим о бизнес–образовании, то да, там два года обучения на МБА, но там и суммы другие.

В России это сумма от 8000 до 10000 евро в год. Сейчас уже известны случаи, когда банк кредитует студентов, поступающих в бизнес-школы других государств. Эти случаи единичны, но рост налицо, и здесь суммы другие. Например, известная французская бизнес-школа «Ансет», там речь идет о сумме порядка 45000 евро на два года. Но здесь тоже нужно четко понимать, что те, кто идут на МБА программу – это люди взрослые, с достаточно высоким уровнем доходов и с очень высокой культурой взаимоотношений с банками. Это люди, которые сознательно выбирают этот кредит и понимают, просчитывают каждый шаг.

Идя на такую долгую историю взаимоотношений с банками, беря образовательный кредит, молодой человек должен понимать особенности его предстоящих пяти или даже больше лет жизни. Я не могу сказать, что очень много сейчас есть рекламы образовательных кредитов. Но тем не менее, банки стараются дать понять, что такого рода услуги они оказывают. И здесь очень важно очертя голову не бросаться и не хватать эту услугу сразу. А очень четко, очень скрупулезно, очень внимательно просчитать последовательность своих шагов.

Ведь молодой человек должен понимать очень важную вещь. Он будет иметь дело с долгим кредитом. Это все сопутствующие этому делу риски. Он учится. Здесь масса возможных нюансов. Как то отчисление, в конце концов, возможные поворотные события в судьбе ВУЗа, который не дай Бог может аккредитации лишиться. Или что-то еще может случиться. Все это должно быть просчитано и учтено. И, наверное, было бы не бесполезно советоваться с юристом при заключении этой сделки. И в дальнейшем поддерживать тесный контакт с юристом для того, чтобы застраховать себя от всевозможных поворотов.

И молодому человеку нужно очень четко понимать, особенно это касается тех, кому нет еще восемнадцати, о том какие риски несут его поручители. Поручители здесь рискуют достаточно большими деньгами, и именно они при неблагоприятном развитии ситуации с кредитом расстанутся с этими деньгами. Здесь уже вопрос перетекает в плоскость не финансовых, а человеческих отношений. В общем, эти риски, связанные с длительным кредитованием, на них вторым слоем, сэндвичем, скажем так, накладываются особенности образовательных кредитов.

В какой-то степени, наверное, в этом есть и нечто положительное. Человек, который взял образовательный кредит, будет вынужден прилежно учиться, старательно идти на хорошие оценки, потому что домоклов меч над ним будет висеть. Ну, в какой-то степени, это полезно.

Необходимо сказать еще и том, что сами схемы образовательного кредитования достаточно разнообразны. Может быть, это достаточно странно звучит, всего четыре банка действуют, но, тем не менее, уже есть возможность из чего выбирать. Так, например, существует схема, когда есть льготный период. Когда студент платит десять процентов по кредиту. И банк, который работает по этой схеме, обозначает срок льготного периода. Этот срок от года до двух, если я не ошибаюсь.

Существуют схемы, когда студент может пользоваться кредитом не весь срок обучения, для Российских ВУЗов есть традиционная форма пятилетнего образования, а где-то есть пять с половиной лет, есть, по-моему в медицинских ВУЗах, четыре с половиной года, но эти цифры как-то крутятся вокруг цифры пять. Так вот, есть возможность пользоваться кредитом один год или два года. То есть заранее выбрать тот трудный момент, когда необходима некая сумма, а в дальнейшем просто студент получает возможность маневрировать своими финансами, что, в общем-то, не бесполезно и оставляет право выбора. А это хорошо.

Одна из самых актуальных тем, связанных с кредитными бюро, сейчас это та, кто будет осуществлять патронаж за этим рынком. Сейчас на эту роль претендует Федеральная Служба по Финансовым Рынкам и «Центробанк», который никак не остается в стороне, и первый зампред ЦБ, Андрей Андреевич Козлов, в июле заявил о том, что будет создаваться центральный каталог кредитных историй (ЦККИ). Но, по большому счету, это не важно, кто именно со стороны государства будет осуществлять этот патронаж.

Важнее здесь другие аспекты, проблемы, чтобы рынок не был монопольным. Пока к этому есть хорошие предпосылки, поскольку уже как минимум два крупных игрока здесь работают - это Национальное Бюро Кредитных Историй и «Экспиринс Интерфакс». И вторая проблема, которая может быть самой болезненной является для нашей страны – это проблема безопасности, проблема утечки информации. Минувшее лето нынешнего 2005 года нам подбросило минимум две совершенно жутких, душераздирающих истории о том, как на рынке, в буквальном смысле на лотках появляются диски с записью соответствующей конфиденциальной информацией о клиентах тех или иных организаций.

И резонно предположить, что такое может случиться и с кредитными историями. И в какой-то прекрасный момент кто-то по электронной почте получит предложение ознакомиться за определенную сумму с конфиденциальной информацией. Но что касается первого момента, то есть сколько будет игроков на рынке услуг кредитных бюро и как они будут между собой взаимодействовать. На мой взгляд, это та категория, которая может быть описана словами Мао Дзе Дуна: «Пусть расцветают сто цветов, пусть развиваются сто школ».

Будет два, три, четыре, пять игроков – это на самом деле не важно. Практически, наверно, на рынке останется два – три крупных игрока. Здесь есть другой аспект этой проблемы. Некоторые банки, а конкретно банки, которые, скажем так, кредитованием занимаются давно и успешно, и завоевали себе положительное реноме на этом рынке, не собираются вступать ни в НБКИ, ни в «Экспириан», они собираются создавать собственные кредитные бюро. Это их право. Закон это не запрещает делать.

Но здесь тогда нужно понимать, что опять же выступает на первый план второй момент – момент безопасности. Находясь вот в таких крупных институтах, в таких вот интегрированных структурах, как то же Национальное Бюро Кредитных Историй или «Экспирианс», проще соблюсти конфиденциальность. Я ни в коей мере не хочу бросить тень на те банки, которые хотят пойти по этому пути, но нужно четко понимать, что безопасность есть безопасность.

Новейшая история России показывает, что в принципе безопасность можно сохранить. Известны многие институты, я думаю, не нужно их называть, которые успешно хранят конфиденциальные сведения и те не попадают ни на какие рынки.

Здесь есть другой риск, а именно ошибки при оформлении кредитных историй. Мировой опыт, а мы вынуждены, как страна, которая только вступила на этот путь, с этим считаться, показывает, что этот риск является едва ли не самым большим. Мы пока этого не осознали. И не дай Бог нам повторить ошибки Соединенных Штатов, где примерно 25 процентов, Вы можете себе представить, каждая четвертая кредитная история, оказываются ошибочными, оказываются недостоверными из-за того, что при оформлении кредитной истории были допущены ошибки. Человек не получает кредита из-за того, что где-то какая-то цифра в его кредитной истории была неправильно указана, например, имя его было неправильно написано или какие-то особенности во взаимоотношениях с тем или иным банком были неправильно прописаны. 25 процентов – это очень серьезная цифра.

И, на мой взгляд, ближайшие десять-пятнадцать лет, если не больше, этот риск может быть самым основным на рынке кредитных историй.

Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы оставить комментарий или задать вопрос, пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Рекомендации

Анатолий Гавриленко: проблема фондового рынка России

Статистика сайта

Персоны
101
Видеофайлы
1112
Текстовые версии
421
Словарные статьи
189
Организации
70
Мероприятия
22