Арифджанова Альбина: маржинальная торговля акциями невозможна без риск-менеджера

incompoint.tv

2004 год

Арифджанова Альбина, Начальник отдела по управлению рисками Группы компаний «АТОН»: маржинальная торговля акциями невозможна без риск-менеджера

Понятие финансового риска существует для любой деятельности. В случае, когда мы говорим о деятельности инвестиционных компаний и банков, то подразумеваем финансовый риск. Финансовый риск подразумевает под собой вероятность неполучения желаемого результата. Этот результат мы можем оценить. Для этого существуют всевозможные методы.

На западе существует наука, которая называется риск-менеджмент, разрабатывающая всевозможное количество методов, оценивающих всевозможные финансовые риски. В России, к сожалению, этого пока нет. И российским риск-менеджерам приходится своими собственными силами разрабатывать и адаптировать ту методику, которая есть на Западе, к российскому рынку, потому что впрямую приложить эту методику нереально в силу специфики российского рынка.

Риск – это вероятность неуспеха, то есть, например Вы покупаете некую ценную бумагу в надежде на то, что она вырастет в цене за какой-то определенный период. Бумага может быть некоторый период растет, вы радуетесь этому успеху. Затем эта цена на эту бумагу резко падает. Вот, пожалуйста, вам неуспех. Риск реализовался, вы его зафиксировали в убыток, продав эту бумагу.

Классификация рисков идет тоже с Запада. Это рыночный риск, кредитный риск, операционный, риск ликвидности, процентный риск. Мы все эти понятия взяли оттуда и адаптировали естественно к нашим условиям. А вот согласно нашим каким-либо нормативам, в общем-то классификации рисков нет, ну и нормативной базы особенно нет.

Естественно, каждый риск рассматривается отдельно. Рыночный риск – это как рост и падение ценных бумаг и потеря в результате всевозможных рыночных ситуаций. Кредитный риск можно подразделить на то, что эмитент не исполнит своих обязательств по облигациям, не заплатит ни процентов, ни самого тела инструмента. А кредитный риск – это отношение контрагентов, то есть существует риск, что контрагент не поставит те акции, которые он нам продал, мы тогда несем убытки на полную сумму сделки.

Операционные риски бывают всевозможные. Здесь, как и риски ошибок персонала, которые могут привести к убыткам и понести за собой как рыночные риски, так и кредитные риски, и привести к риску ликвидности.

Все риски взаимосвязаны между собой, и если рассматривать отдельно каждый риск, то их просто подразделять на чистые риски невозможно, они все взаимосвязаны и тянутся один за другим. Так операционный риск может привести к рыночному риску, рыночный риск может привести к кредитному риску. Поэтому чистой классификации рисков, когда можно сказать, что есть пять видов рисков или шесть видов рисков, или заниматься только одним видом риска – это было бы неправильно. Поэтому все риски необходимо рассматривать во взаимосвязи.

Когда мы знаем, какую сделку мы хотим совершить, и какие обстоятельства этой сделки сопутствуют, условия этой сделки, мы рассматриваем каждый момент отдельно и предполагаем, какие риски в этот момент возможны. Пытаемся эти риски, естественно, минимизировать возможными методами. Это могут быть и всевозможные математические методы, это могут быть и всевозможные правовые и юридические нормы. Благодаря им и всевозможным нормативам этими рисками мы пытаемся управлять.

За рубежом сколько существует рынок, столько времени и есть понятие рисков, поскольку они свои кризисы пережили очень давно и их финансовые рынки уже функционируют порядка двухсот лет. У нас некий такой рынок существует всего 15 лет. Понятие риск-менеджмента в Россию пришло где-то наверное перед кризисом в тот момент, когда банки стали выходить на западный уровень, поэтому когда начали складываться отношения с западными банками, первый вопрос у них был: «А у Вас есть риск-менеджмент? То есть управляли ли Вы своими рисками? Понимаете, какой деятельностью Вы занимаетесь и какие риски Вы несете?». Естественно, для большинства банков было необходимо иметь штаты риск-менеджеров для того, чтобы соответствовать западным нормам.

Но чтобы риск-менеджмент действительно работал как это необходимо, то есть оценивая реальные риски, меняя политику компании, минимизируя убытки, минимизируя риски, такого наверно не было. Больше того, у риск-менеджмента были несколько представительские функции. А инвестиционные компании в это время даже о нем, в общем-то, и не думали. Даже крупные инвестиционные компании если и имели некоего риск-менеджера, то это для того, чтобы он просто был.

Реально риск-менеджментом конечно занялись только после кризиса, когда реализовался крупный риск, и многим крупным инвестиционным компаниям стало понятно, что без управления рисками свою деятельность осуществлять очень тяжело. Это рождает неопределенность. Должен быть человек, который умеет считать эту неопределенность, может видеть ее, заранее предусмотреть всевозможные методы и исходы, построить прогнозы. И поэтому после кризиса уже почти во всех крупных брокерских компаниях и в банках появились риск-менеджеры, которые начали работать именно в реальном направлении, оценивая реальные риски.

У средних и мелких инвестиционных компаний риск-менеджеров нет, хотя некую такую должность они, конечно, ввели благодаря тому, что в свое время вышло постановление ФКЦБ о маржинальной торговле, где была прописана необходимость наличия в штате риск-менеджера. Но, опять-таки, там не было описано, кто такой риск-менеджер. Просто должен был быть человек, который называется риск-менеджером, и он должен мониторить позиции клиентов, которые осуществляют маржинальную торговлю. И поэтому риск-менеджером любая компания могла назвать кого угодно, даже трейдера, который создает сам эти риски, он тут же контролирует, или можно было риск-менеджером назвать бухгалтера, который, в общем-то, о рисках может понятия никакого и не имеет.

Крупная компания на данный момент имеет целый штат риск-менеджеров и это правильно, что не один какой-то человек контролирует все риски, а есть целый штат риск-менеджеров и у каждого из них свое поле деятельности. Один следит за рыночными рисками, другой за кредитными, все это пересекается, поскольку они работают в одной команде и подчиняются одному начальнику и их согласованная работа ведет к тому, что рисками они управляют эффективно.

Риск-менеджер – это должен быть независимый специалист, независимый от фронт-офиса, от бэк-офиса. Это независимый специалист, который подчиняется непосредственно главному руководителю компании, президенту, генеральному директору, финансовому директору в зависимости от того, как структурирован бизнес в компании, как структурированы подразделения.

Любой новый продукт, который появляется в компании, должен проходить через риск-менеджера. Риск-менеджер должен ставить свою оценку, свой прогноз на осуществление новой деятельности либо на реализацию нового продукта. Все, что появляется новое в компании, должно проходить через риск-менеджера, поскольку любой инструмент, любой продукт, любая новая услуга несет риски как для самой компании, так и для клиентов.

Сказать, что какими-то нормами риск измеряется, наверное нельзя. Если риск реализуется, то это реализуются убытки. Это значит, что реализовался неуспех. Минимизируется эта деятельность следующим образом. В компании должны быть четко прописаны должностные инструкции на каждый новый вид услуги или продукт или какой-то инструмент. Должна быть некая инструкция, как этот инструмент или новая услуга работает, какие специалисты допущены к обслуживанию именно этого инструмента или этой новой услуги.

На любой вид деятельности в компании должны быть нормативные документы для сотрудника, который ведет эту деятельность в компании, занимается этим. У риск-менеджера должно быть программное обеспечение именно по управлению рисками. Это программное обеспечение должно быть связано как с фронт-офисом, так с бэк-офисом и миддл-офисом. В общем-то риск-менеджмент можно наверное назвать миддл-офисом.

Вся информация скапливается у риск-менеджера. Она должна поступать в он-лайне, чтобы риск-менеджер каждую минуту понимал, что происходит в компании, и мог оценить текущие ситуации, потому что рынок настолько волатилен, настолько рискован, что вероятность реализации всевозможных ситуаций очень высокая. И естественно у риск-менеджера должна быть возможность мониторинга как позиции клиентов, так и собственные позиции компании, возможность мониторинга ликвидности как рынка, так и ликвидности самой компании.

Затем у риск-менеджера должен быть и инструментарий. Хотя многие западные методики мало применимы к российскому рынку, нам удалось их более или менее адаптировать, и в таком виде они неплохо работают и показывают достаточно неплохие результаты на нашем рынке. У риск-менеджера обязательно должна быть возможность построения всевозможных ситуаций и прогнозов, чтобы на основе этого у риск-менеджера была возможность строить какие-то модели.

Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы оставить комментарий или задать вопрос, пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Рекомендации

Анатолий Гавриленко: проблема фондового рынка России

Статистика сайта

Персоны
101
Видеофайлы
1112
Текстовые версии
421
Словарные статьи
189
Организации
70
Мероприятия
22